Цитаты, высказывания, афоризмы

Александра Маринина

Цитаты, высказывания, афоризмы

Как это неправильно, когда на свете живут родные люди и не видятся друг с другом.

Какое это счастье, когда у тебя хороший начальник.

Когда к чему-то не особенно стремишься, оно само в руки идет.

Когда один человек говорит: «Я запрещаю», у другого может быть только две реакции. Либо «Ну и запрещай. А я все равно буду это делать, и даже скрывать от тебя не стану», либо «Я все равно буду делать, только постараюсь, чтобы ты не узнал». Не родился еще человек, который в ответ на запрещение искренне подумал бы: «Ни за что не буду больше так делать».

Когда-то давно Гордеев спросил у Насти, как ей удается выдвигать порой совершенно невероятные версии. Она тогда ответила, что версии кажутся невероятными только тем, у кого мышление физика. Физик проверяет первые девяносто девять чисел, убеждается, что все они меньше ста, из чего и делает вывод, что вообще все числа меньше ста. Ведь девяносто девять экспериментов — вполне достаточно для научного вывода. А у нее, Насти, мышление гуманитария, испорченного математикой, а для математика все числа равноправны и имеют равную вероятность проявления — и бесконечно большие, и бесконечно малые…

Короче говоря, всё, что происходит, для чего-то нужно.

Литература не должна быть точным отражением реальной жизни, иначе зачем она вообще нужна. Если в книге всё как в жизни, то зачем её читать? Можно в окно посмотреть и увидеть всё то же самое.

Лучше ошибаться в приятную для себя сторону, нежели дать себя обмануть.

Любая вера во что бы то ни было основана в первую очередь на совпадении того, что тебе хочется услышать , с тем, что ты слышишь.

Любовь многолика и многогранна, и глупо пытаться описывать ее словами.

Любое поражение армии начинается с незастёгнутого воротничка у солдата. Есть правило: воротничок должен быть застёгнут. И все это правило обязаны выполнять. Как только появляется хотя бы один человек, который считает, что имеет право делить правила на важные и неважные и не выполнять то, что лично ему кажется несущественным, начинается разложение.

Людей, которые с удовольствием обдумывают неприятные для себя вещи, удивительно мало на свете. Основная масса человеческих существ предпочитает вытеснять неприятные мысли из сознания и думать так, как им нравится.

Люди слышат и видят вовсе не то, что им говорят и показывают, а то, что они хотят слышать и видеть.

Меня может обмануть только близкий человек, человек, которого я очень сильно люблю и поэтому закрываю глаза на всё и верю ему.

Милицию у нас в стране не любят, так что милиционерам тоже трудно любить людей.

Мудрость состоит в том, чтобы уметь отделять истинные потребности от навязанных кем-то. У каждого человека есть потребность любить, и каждый может эту потребность реализовать. Но навязанное нам мнение говорит о том, что любовь должна быть взаимной, иначе это стыдно и как-то глупо и унизительно, и в тех случаях, когда взаимности нет, начинаются страдания… У каждого человека есть потребность быть любимым, и нет на свете человека, которого никто не любил бы, но опять же извне нам навязали представление о том, что если тебя любит принц или королева, то ты — замечательный, а если тебя любит ничем не выдающийся человек с ничем не примечательной внешностью, то такой любовью можно пренебречь, ибо она к твоему имиджу и твоей самооценке плюсов не добавляет. Такая любовь — это все равно что никакая. Если меня не любят самые лучшие и самые яркие, это все равно что меня не любит никто. И снова страдания. Вот такие мысли занимали голову Насти Каменской, отвлекая ее от столь долгожданного отдыха с книгой в руках.

Мы все совершаем поступки, за которые нам потом стыдно. Или не стыдно. Но мы не хотим, чтобы другие о них знали. И как только появляется этот другой, тот, кто знает о нас что-то постыдное или нехорошее, мы попадаем к нему в рабскую зависимость. Мы начинаем его бояться и одновременно ненавидеть, потому что этот человек получает над нами власть. И нам приходится решать, что с этим делать. Или публично признаваться в своем поступке, или бояться, ненавидеть и калечить собственную жизнь из страха перед этим человеком. Ты что, хочешь стать таким человеком для своей бывшей свекрови? Ты хочешь, чтобы она тебя ненавидела и боялась? Зачем тебе это, Ириша?

Мы сами себя никогда не видим так, как нас видят окружающие. Мы о себе одного мнения, а на окружающих мы производим совсем другое впечатление. И иногда очень полезно бывает знать, как именно тебя видят со стороны, чтобы правильно понимать, почему люди тебя так воспринимают и почему так себя с тобой ведут.

Надо много общаться с преступниками и потерпевшими, чтобы перестать делить мир на белое и черное.

Александра Маринина