Цитаты, высказывания, афоризмы

Жид, Андре — цитаты, высказывания, афоризмы

Андре Поль Гийом Жид (1869 — 1951) — один из самых авторитетных французских писателей периода модернизма.

Цитаты, высказывания, афоризмы

Антим выказывал великое презрение к преимуществам, связанным с общественным положением, богатством и внешностью, чем постоянно уязвлял Жюлиюса; но он ценил в нем его душевные качества и неумение спорить, благодаря которому свободная мысль нередко одерживала верх.

Аппетит другого легко кажется чрезмерным, когда его не разделяешь.

Ах, как трудно произнести самое незначительное слово, когда оно требует полного одобрения другого существа! Достаточно замешкаться сердцу, и оно отягчает и парализует мозг.

Ах, слабеет не только память! Слушайте: мне кажется, что я хожу пешком еще довольно быстро; но, представьте, теперь все прохожие обгоняют меня. – Это объясняется тем, – сказал я, – что теперь все куда-то спешат.

Бедняга! Ты должен был, однако, заранее знать, что Дюрмер способен подсунуть только идиотку… Красивая хоть? – Неужели ты думаешь, что я ее разглядывал!

Бернaр видел кaкой-то нелепый сон. Он не помнит, что ему снилось. Он стaрaется не столько вспомнить свой сон, сколько освободиться от него. Он возврaщaется к действительности и прежде всего чувствует, что тело Оливье тяжело нaвaлилось нa него. Во время их снa, или во время снa Бернaрa, друг его придвинулся к нему; впрочем, кровaть узкaя и не позволяет лежaть нa рaсстоянии друг от другa; Оливье повернулся лицом к Бернaру; теперь он спит нa боку, и Бернaр чувствует, кaк его теплое дыхaние щекочет ему шею. Нa Бернaре только короткaя дневнaя рубaшкa; охвaтившaя его тело рукa Оливье нескромно сжимaет его. Одно мгновение Бернaр сомневaется, действительно ли спит его друг. Он мягко освобождaется из его объятий. Стaрaясь не рaзбудить Оливье, он встaет, одевaется и сновa ложится в постель.

Бернар видел какой-то нелепый сон. Он не помнит, что ему снилось. Он старается не столько вспомнить свой сон, сколько освободиться от него.

Бесконечная радость — чувствовать себя в тесном общении с другими, в обмене мыслями, чувствами, ощущениями, в единстве действий; но при условии, чтобы эти «другие» не были плутами. А пока они лгут и мошенничают перед самими собой, — я смогу быть честным с собойБ лишь отмежевавшись от них, лишь восстав на них. В этом нет никакого романтизма, по крайней мере — с моей стороны, но простая потребность в правде.

Благодеяния, — говорит Тацит в перефразировке Монтеня, — бывают приятны только в тех случаях, когда мы имеем возможность платить тем же…

Большая серьезность теперешних мужчин по сравнению с женщинами объясняется более темным цветом их костюмов.

Брось мою книгу; скажи себе, что в ней лишь одна из тысяч возможных жизненных позиций. Ищи свою. Никогда не делай того, что кто-то другой смог бы сделать так же хорошо, как ты. Никогда не говори и не пиши того, что кто-то другой смог бы сказать или написать так же хорошо, как ты. — Берись лишь за то, что, как ты чувствуешь, не сможет сделать никто, кроме тебя, и, терпеливо или нетерпеливо, делай себя самым неповторимым из всех созданий.

Будь я государством, я бы сам себя посадил.

Бывают дни, когда солнце действительно будто ласкает землю. Если бы я мог немного отвлечься от своих мыслей, я, наверное, стал бы сочинять стихи!

В девяти случаях из десяти в основе подобного расстройства можно обнаружить большую постыдную тайну. — Ее, пожалуй, можно обнаружить в каждом из нас, – сказал я, – но, благодарение Богу, она не делает всех нас больными.

В искусстве, и в частности в литературе, стоят чего-нибудь лишь те, кто бросается в неизвестное. Невозможно открыть новую землю, не решившись сразу же и надолго потерять из виду всякие берега.

В нашем возрасте мы обладаем досадной склонностью слишком строго судить людей и безапелляционно выносить им приговор. Многие поступки кажутся нам достойными порицания, даже гнусными просто потому, что мы недостаточно проникаем в их мотивы.

В области чувств реальное не отличается от воображаемого. И если для того чтобы любить, достаточно вообразить, будто любишь, то, когда любишь, достаточно сказать себе, что ты воображаешь, будто любишь, и тотчас любовь твоя станет чуть меньшей, и ты даже немного отделишься от того, кого любишь, – или же от любви твоей отпадет несколько кристаллов. Но чтобы сказать себе это, разве не нужно уже любить немного меньше?

В общем книга необыкновенно удачна, но в ней не хватает непринужденности.

В отношении с женщинами всегда надо быть гибким, а если требовать от них слишком многого, то можно потерять все.

В романах всегда опасно изображать умных людей. Они наводят скуку на публику; в их уста удается обыкновенно вложить одни общие места, и всему, что их трогает, они придают абстрактную форму.

Андре Жид

Загрузка...