Цитаты, высказывания, афоризмы

Замятин, Евгений Иванович — цитаты, высказывания, афоризмы

Евгений Иванович Замятин (1884 — 1937) — русский писатель, критик и публицист.

Цитаты, высказывания, афоризмы

Homo sapiens – только тогда человек в полном смысле этого слова, когда в его грамматике совершенно нет вопросительных знаков, но лишь одни восклицательные, запятые и точки.

А почему у нас нет перьев, нет крыльев – одни только лопаточные кости – фундамент для крыльев? Да потому что крылья больше не нужны… крылья только мешали бы. Крылья – чтобы летать, а нам уже некуда… Не так ли?

А сам христианский, милосерднейший Бог, медленно сжигающий на адском огне всех непокорных, – разве Он не палач? И разве сожжённых христианами на кострах меньше, чем сожжённых христиан? А всё–таки – поймите это, всё–таки этого Бога веками славили как Бога любви. Абсурд? Нет, наоборот, написанный кровью патент на неискоренимое благоразумие человечества.

Барахтанье в дерьме – не лучший способ очищения.

Блаженно–синее небо, крошечные детские солнца в каждой из блях, не омраченные безумием мыслей лица…

Блаженство и зависть – это числитель и знаменатель дроби, именуемой счастьем.

Боишься – потому что это сильнее тебя, ненавидишь – потому что боишься, любишь – потому что не можешь покорить это себе. Ведь только и можно любить непокорное.

Весь мир – единая необъятная женщина, и мы – в самом ее чреве, мы еще не родились, мы радостно зреем.

Вечером пришла ко мне О. Шторы не были спущены. Мы решали задачи из старинного задачника: это очень успокаивает и очищает мысли.

Враги счастья не дремлют. Обеими руками держитесь за счастье!

Время крикнуть: человек человеку – брат!

Всякий подлинный поэт – непременно Колумб. Америка и до Колумба существовала века, но только Колумб сумел отыскать ее.

Вчерашний день был для меня той самой бумагой, через которую химики фильтруют свои растворы: все взвешенные частицы, всё лишнее остаётся на этой бумаге. И утром я спустился вниз начисто отдистиллированный, прозрачный.

Вы, конечно, правы: я – неблагоразумен, я – болен, у меня – душа, я – микроб. Но разве цветение – не болезнь? Разве не больно, когда лопается почка? И не думаете ли вы, что сперматозоид – страшнейший из микробов?

Государство запрещало убить насмерть одного и не запрещало убивать миллионы наполовину. Убить одного, т. е. уменьшить сумму человеческих жизней на 50 лет, – это преступно, а уменьшить сумму человеческих жизней на 50 миллионов лет – это не преступно. Ну, разве не смешно?

Даже у древних – наиболее взрослые знали: источник права – сила, право – функция от силы. И вот – две чашки весов: на одной – грамм, на другой – тонна, на одной – «я», на другой – «Мы», Единое Государство. Не ясно ли: допускать, что у «я» могут быть какие–то «права» по отношению к Государству, и допускать, что грамм может уравновесить тонну, – это совершенно одно и то же. Отсюда – распределение: тонне – права, грамму – обязанности; и естественный путь от ничтожества к величию: забыть, что ты – грамм и почувствовать себя миллионной долей тонны…

Дети – единственно смелые философы. И смелые философы – непременно дети.

Душа – тяжелое заболевание.

Единственное оружие, достойное человека – завтрашнего человека – это слово.

Единственное средство избавить человека от преступлений – это избавить его от свободы.

Евгений Иванович Замятин