Цитаты, высказывания, афоризмы

Фазиль Абдулович Искандер — цитаты, высказывания, афоризмы

Цитаты, высказывания, афоризмы

С какой хищной быстротой возвращает себе природа отвоеванные у нее когда-то земли!

Самая лживая в мире гуманистическая легенда состоит в том, что женщину делают проституткой социальные условия. Это так же нелепо, как сказать, что некоторые умирают от обжорства, потому что нет общественного контроля за питанием людей. Женщину делает проституткой именно желание быть проституткой. Споткнуться может любой человек. Дальше все зависит от него. Или у него есть воля выпрямиться, или он находит удовольствие в этом спотыкании.

Самоубийство — следствие ощущения личного краха.

Самый подлый порок души — это нечистоплотность души, потому что в условиях этого порока возможны все остальные пороки. Неблагодарность — это роскошь хама. Благородство — это взлет на вершину справедливости, минуя промежуточные ступени благоразумия. Скромность — это очерченность границ достоинства. Грубость — это забвение вечности,

Свободный человек — это человек, чуткий к свободе другого и потому непринужденно самоограничивающийся. Это непринужденное самоограничение и есть вещество свободы. Понимать свободу как вещь для собственного употребления — все равно что сказать: “Я щедрый человек. Я хорошо угостил себя”.

Сейчас мне вдруг пришло в голову: а что, если наклон Пизанской башни был знаком, показывающим некий градус отклонения всей земной жизни от божьего замысла, и теперь мы лишены даже этого призрачного ориентира?

Сейчас, лежа на кушетке и вспоминая тот далекий теперь его приход с гор, она понимала не столько умом, а всем своим существом, что раз это было когда-то в ее жизни и раз это живет в ней сейчас, так ясно и горячо, как будто это было вчера, значит, ничего не кончилось, ничего не умерло и она совсем не одинока, хотя в этой жизни его рядом никогда не будет. Да, в этой жизни его никогда не будет, но из этой жизни он все равно никогда не уйдет, пока не уйдет из ее сердца память любви.

Скорпионы! Нашествие скорпионов! Я отпрянул к столу, и именно в этот миг рядом со мной на скатерть с омерзительным шорохом, как мне показалось (хотя как можно было услышать шорох в этом грохоте?), шлепнулся скорпион. Я взял бутылку и с отвращением раздавил, вмазал его в бутылку и выбросил ее за барьер. Шум, визг, грохот, истерический смех, вызванный неожиданным танцем какой-то пьяной парочки, которая, прикрывшись от скорпионов зонтом, пустилась в танец, припевая: — Нам не страшен скорпион, скорпион, скорпион…

Скромность должна быть скромной. Скромность, слишком бьющая в глаза, это вогнутая наглость.

Слово «война» по-русски и на всех европейских языках, отвлекая от сущности войны, смещает наше сознание к её конечной цели: защищать или отнимать какие-то земли. По-абхазски война обозначается с первобытной откровенностью. Война по-абхазски — «взаимоубийство».

Смехом он, безусловно, закалял наши лукавые детские души и приучал нас относиться к собственной персоне с достаточным чувством юмора. По-моему, это вполне здоровое чувство, и любую попытку ставить его под сомнение я отвергаю решительно и навсегда.

Смотритель-ангел Богу рек:
— Взгляни на Пушкина, мой Боже,
Над всеми этот человек
Трунит — и над Тобой, похоже?

Бог не ответил ничего,
А мог сказать слова такие:
— Все знаю, но люблю его,
Кого ж еще любить в России?

Советский псих — самый нормальный в мире.

Современный человек чувствует неустойчивость всего, что делается вокруг него. У него такое ощущение, что все должно рухнуть, и все почему-то держится. Окружающая жизнь гнетет его двойным гнетом, то есть и тем, что все должно рухнуть, и тем, что все все еще держится.

Споткнуться может любой человек. Дальше все зависит от него. Или у него есть воля выпрямиться, или он находит удовольствие в том спотыкании.

Страдать проще, чем созидать. Вся Россия — пьющий Гамлет.

Страх и любовь к истине несовместимы. Но в жизни любовь к истине нередко бывает несовместимой с самой жизнью.

Существо, имеющее профессию выявлять в другом существе возможности враждебных мыслей или действий, не может рано или поздно не постараться обнаружить такие мысли и такие действия. Долгое время ничего не обнаруживая, оно слишком явно обнаруживает ненужность своей профессии.

Сын мой, — начал он тихим и страшным голосом,- раньше, если кровник убивал своего врага, он, не тронув и пуговицы на его одежде, доставлял труп к его дому, клал его на землю и кричал его домашним, чтобы они взяли мертвеца в чистом виде, не оскверненным прикосновением животного. Вот как было. Эти же убивают безвинных людей, и, содрав с них одежду, по дешевке продают ее своим холуям. Можешь покупать этот дом, но- я в него ни ногой, ни ты никогда не переступишь порога моего дома!

Там, где много говорят о победах, или забыли истину, или прячутся от нее.

Фазиль Абдулович Искандер