Цитаты, высказывания, афоризмы

Ги де Мопассан

Цитаты, высказывания, афоризмы

Она чувствовала, что ее словно захлестнуло презрение этих честных негодяев, которые сначала принесли ее в жертву своим интересам, а затем отшвырнули как грязную, ненужную ветошь.

Они были натренированы в этом виде спорта — во французской болтовне, тонкой, банальной, любезно-недоброжелательной, бесплодно-остроумной, вульгарно-изысканной болтовне, которая создает своеобразную и весьма завидную репутацию тому, кто больше других стал боек на язык в этом пустопорожнем злословии.

Они думали только о себе, оплетенные сетями, которые расставили другу другу, замурованные в той темнице, куда ничего уже не доносится из внешнего мира, где ничего не видишь, кроме одного-единственного существа.

Они обменялись одним, из тех пристальных, острых, проникающих в глубь взглядов, в котором как бы сливаются души.

От Канн, где царит тщеславие, и до Монако, где царит рулетка, в эти края приезжают лишь для того, чтобы пускать пыль в глаза или разоряться, и под этим прекрасным небом, в этом саду цветущих роз и апельсиновых деревьев, люди выставляют напоказ свое пошлое чванство, глупые претензии, низкие вожделения, обнажая натуру человеческую во всем ее раболепии, невежестве, наглости и алчности.

От них веет такой невинностью, что вы не без боязни решаетесь с ними заговорить; даже здороваясь с ними, вы рискуете показаться дерзким.

Откуда взялась эта ненависть? Для нее немало причин. Во-первых, возмущение людей, чьи установившиеся вкусы оказались под ударом, затем зависть одних собратьев по перу и злоба других, тех, кого он оскорбил в своих полемических выступлениях, и наконец бешенство разоблаченного лицемерия.

Отсутствия ее никто не заметил так же, как и присутствия.

Парадный костюм сразу же делает неузнаваемыми самые привычные лица.

Печальны были следующие дни, те мрачные дни, когда дом кажется пустым из-за отсутствия близкого существа, исчезнувшего навеки, дни, истерзанные страданиями при каждом взгляде на любой предмет, которым постоянно пользовался умерший. Ежеминутно в сердце возникает какое-нибудь мучительное воспоминание. Вот его кресло, его зонтик, оставшийся в передней, его стакан, не убранный прислугой! И во всех комнатах еще лежат в беспорядке его вещи: ножницы, перчатки, книга, к страницам которой прикасались его отяжелевшие пальцы, множество мелочей, приобретающих болезненное значение, потому что они напоминают тысячу мелких фактов. И голос его преследует вас; кажется, будто его слышишь; хочется бежать неведомо куда, уйти от наваждений этого дома… и впервые убеждалась, что два человека не могут проникнуть в душу, в затаенные мысли друг друга, что они идут рядом, иногда тесно обнявшись, но отнюдь не сливаясь, и что духовное наше существо скитается одиноким всю жизнь.

Писать просто и ясно так же трудно, как быть искренним и добрым.

Поверьте моему опыту, моему большому опыту. Поцелуи в вагоне ничего не стоят. Они портят аппетит.

Под чопорной внешностью скрывается исконная, глубоко укоренившаяся человеческая низость.

Поднимаясь, ты глядишь вверх, и ты счастлив,но только успел взобраться на вершину, как уже начинается спуск, а впереди — смерть. Поднимаешься медленно, спускаешься быстро.

Подчиниться тебе было с моей стороны безумием, — говорила она. — Но я не жалею. Любить» это так приятно! Все в ее устах бесило Жоржа. «Любить — это так приятно» она произносила, как инженю на сцене.

Показывать правду — значит дать полную иллюзию правды, следуя обычной логике событий, а не копировать рабски хаотическое их чередование. На этом основании я считаю, что талантливые Реалисты должны были бы называться скорее Иллюзионистами.

Порою достаточно присутствия одной избранной овцы, дабы побудить господа снизойти ко всему стаду.

Послушай, ты глупа, как все женщины. Вы поступаете, как вам подсказывает чувство. Вы не умеете применяться к обстоятельствам… вы глупы.

Пост всегда усиливает голод, а чувственное желание — всего лишь голод.

Постарайтесь освободиться от всего, что вас держит в тисках, сделайте над собой нечеловеческое усилие и еще при жизни отрешитесь от своей плоти, от своих интересов, мыслей, отгородитесь от всего человечества, загляните в глубь вещей — и вы поймете, как мало значат споры… Но в то же время вы ощутите весь ужас безнадежности. Вы будете кричать во всю мочь: «Помогите!» — и никто не отзовется. Вы будете молить о помощи, о любви, об утешении, о спасении — и никто не придет к вам. Почему мы так страдаем? Очевидно, потому, что мы рождаемся на свет, чтобы жить не столько для души, сколько для тела. Но мы обладаем способностью мыслить, и наш крепнущий разум не желает мириться с косностью бытия.

Ги де Мопассан