Цитаты, высказывания, афоризмы

Норберт Винер — цитаты, высказывания, афоризмы

Цитаты, высказывания, афоризмы

Связь и управление являются сущностью внутренней жизни человека, в не меньшей мере, чем его общественной жизни.

Без веры, что природа подчинена законам, не может быть никакой науки.

В вероятностном мире мы уже не имеем больше дела с величинами и суждениями, относящимися к определенной реальной вселенной в целом, а вместо этого ставим вопросы, ответы на которые можно найти в допущении огромного числа подобных миров.

В мире, управляемом иррациональным Богом, подверженным неожиданным причудам, мы были бы вынуждены ожидать каждую новую катастрофу в состоянии озабоченной пассивности.

В то время как энтропия является мерой дезорганизованности, информация, переносимая некоторым потоком посланий, определяет меру организованности. Фактически, мы можем определить информацию, содержащуюся в послании, как отрицательную энтропию или отрицательный логарифм вероятности. При этом, чем больше вероятность послания, тем меньше информации оно содержит.

Важные исследования задерживаются из-за того, что в той или иной области неизвестны результаты, уже давно ставшие классическими в смежной области.

Вера, с которой мы воспринимаем команды из вне, не является верой; и общество, которое основывается на такой псевдо-вере, безусловно обречено разрушить себя из-за паралича, обусловленного невозможностью нормально развивать науку.

Вполне вероятно, что 95% оригинальных научных работ принадлежит меньше чем 5% профессиональных ученых, но большая часть из них вообще не была бы написана, если бы остальные 95% ученых не содействовали созданию общего достаточно высокого уровня науки.

Всего один миг невнимательности может привести к поражению в шахматной партии, в то время как всего один успешный подход к проблеме, среди множества, которые отправились в корзину для мусора, может составить математику его репутацию.

Границы человеческого общества простираются до тех пределов, в которых возможна эффективная передача информации.

Дисциплина ученого заключается в том, что он посвящает себя поискам истины. Эта дисциплина порождает желание идти на любые жертвы — будь то жертвы материальные или даже в крайнем случае жертва собственной безопасностью.

Задача кибернетики состоит в том, чтобы развить язык и технологию, которая позволит нам на самом деле решить проблему связи и управления в общем виде, а также определить спектр идей и приемов, позволяющих классифицировать их частные проявления в рамках отдельных концепций.

Индивидуальность — это пламя, а не камень; форма, а не материальное наполнение. Эта форма может быть передана по каналам связи, изменена или скопирована.

Как уже говорилось, природная усредненная тенденция к беспорядку или, иными словами, к возрастанию энтропии в замкнутых системах, выражается во втором законе термодинамики. Мы, как человеческие существа, не являемся замкнутыми системами.

Лучшей материальной моделью кошки является другая, а желательно, та же самая кошка.

Математика – наука молодых. Иначе и не может быть. Занятие математикой – это такая гимнастика ума, для которой нужны вся гибкость и выносливость молодости.

Меня интересует мнение не тех людей, которые разбираются в данном вопросе, а тех, которые сами кое-что сделали в одной из областей знания.

Мир будущего будет миром все более упорной борьбы за устранение барьеров, ограничивающих наш разум.

Мозг писателю нужнее, чем компьютер.

Мой бред представляет собой специфическую смесь депрессии и беспокойства, озабоченность логическим состоянием моей работы. Я не могу разделить ощущения боли и затрудненного дыхания, чувства, вызываемые бьющимися на ветру занавесками в окне, и отдельными, еще не решенными пунктами в той задаче, над которой я сейчас работаю. Я не могу сказать, что боль проявляет себя как математическое напряжение или, что напряжение ума символизирует собой боль, просто они сливаются слишком тесно, для того, чтобы такое сравнение имело значение. Хотя, когда я думал на эту тему позднее, я понял, что практически любой жизненный опыт может олицетворять собой математическую задачу, которая пока еще не решена и не прояснена окончательно. Я, также, понял более ясно, что одним из главных побудительных мотивов к занятиям математикой было ощущение дискомфорта или даже боли от неразрешенного математического противоречия. Я стал сознавать необходимость сведения такого противоречия к менее жестким и понятным ограничениям для того, чтобы освободится от него и перейти к чему-либо еще.

Норберт Винер