Цитаты, высказывания, афоризмы

Ерофеев, Венедикт Васильевич — цитаты, высказывания, афоризмы

Венедикт Васильевич Ерофеев (1938 — 1990) — русский писатель.

Цитаты, высказывания, афоризмы

А в Сибири — нет, в Сибири не проживешь. В Сибири вообще никто не живет, одни только негры живут. Продуктов им туда не завозят, выпить им нечего, не говоря уж «поесть». Только один раз в год им привозят из Житомира вышитые полотенца — и негры на них вешаются…

А теперь только музыка, да и музыка-то с какими-то песьими модуляциями.

Извиняюсь, сударыня, если бы я знал, что у меня в перспективах — обычная человеческая жизнь, я бы давно отравился или повесился. — Давно надо бы.

Спиртного ничего нет, — сказал вышибала. И оглядел меня всего, как дохлую птичку или грязный лютик.

А веселиться я не люблю. Я человек бесшалостный.

А Кант вот что сказал: «Истинная нравственность поступков (заслуга и виновность) даже наших собственных остается навсегда совершенно скрытой от нас».

А мне наплевать на все потрясения, я сейсмостоек.

А мы для них, для жидов, просто окружающая среда, среда обитания.

А он мятежный, просит бури,
Как морда просит кирпича.

А потом я пошёл в центр, потому что это у меня всегда так: когда я ищу Кремль, я неизменно попадаю на Курский вокзал. Мне ведь, собственно и надо было идти на Курский вокзал, а не в центр, а я всё-таки пошёл в центр, чтобы на Кремль хоть раз посмотреть: всё равно ведь, думаю, никакого Кремля не увижу, а попаду прямо на Курский вокзал.

А сырники со сметаною я очень люблю. Больше, чем отчизну.

А Фридрих Шиллер — тот не только умереть, тот дaже жить не мог без шaмпaнского. … Опустит ноги в ледяную вaнну, нaльет шaмпaнского — и пишет. Пропустит один бокaл — готов целый aкт трaгедии.

Адам из мягкой глины, а Ева из твердого ребра.

Антону Чехову в Ялте вовсе незачем ставить памятник, там и без того его знает каждая собака. А вот Антону Деникину в Воронеже — следовало бы — каждая тамошняя собака его забыла, а надо, чтобы помнила каждая собака.

Байрон говорит, что порядочному человеку нельзя жить более 35 лет, Достоевский говорит: 40.

Бог, умирая на кресте, заповедывал нам жалость, а зубоскальства Он нам не заповедывал.

Больше пейте, меньше закусывайте. Это лучшее средство от самомнения и поверхностного атеизма.

В 18-19 -летнем возрасте, когда при мне говорили неинтересное, я говорил: «О, какой вздор! Стоит ли говорить!». И мне говорили: «Ну, а если так, что же все-таки не вздор?» И я наедине с собой говорил: «О! Не знаю, но есть!». Вот с этого все начинается.

В девятом часу по Гринвичу, в траве у скотного двора, мы сидели и ждали. Каждому, кто подходил, мы говорили: «Садись, товарищ, с нами — в ногах правды нет», и каждый оставался стоять, бряцая оружием и повторяя условную фразу из Антонио Сальери: «Но правды нет и выше». Шаловлив был этот пароль и двусмыслен, но нам было не до этого: приближалось девять ноль-ноль по Гринвичу…

В поваренной книге определение того, что такое гювеч — болгарское национальное кушанье из мяса, риса и овощей, которое может быть приготовлено без мяса, без риса и без овощей.

Венедикт Васильевич Ерофеев