Цитаты, высказывания, афоризмы

Венедикт Васильевич Ерофеев — цитаты, высказывания, афоризмы

Цитаты, высказывания, афоризмы

Отчасти — да. Но весь я не свихнусь.

Пахуч и странен этот коктейль. Почему он пахуч, вы узнаете потом. Вначале объясню чем он странен. Пьющий просто водку сохраняет и здравый ум и твердую память или, наоборот, теряет разом и то и другое. А в случае со «Слезой комсомолки» просто смешно: выпьешь сто грамм, этой слезы, — память твердая, а здравого ума как не бывало. Выпьешь еще сто грамм — и сам себе удивляешься: откуда взялось столько здравого ума? И куда девалась вся твердая память?

Петушки — это место, где не умолкают птицы, ни днём, ни ночью, где ни зимой, ни летом не отцветает жасмин. Первородный грех — может, он и был — там никого не тяготит. Там даже у тех, кто не просыхает по неделям, взгляд бездонен и ясен…

По бульварам ходить, положим, там нет никакой возможности. Все снуют из бардака в клинику, из клиники опять в бардак. И кругом столько трипперу, что дышать трудно.

Помню, еще очень давно, когда при мне заводили речь или спор о каком-нибудь вздоре, я говорил: «Э! И хочется это вам толковать об этом вздоре!», а мне удивлялись и говорили: «Какой же это вздор? Если и это вздор, то что же тогда не вздор?», а я говорил: «О, не знаю, не знаю! Но есть».

Пора домой. Я чем-то удручен.

Потому что, с тех пор, как помню себя, я только и делаю, что симулирую душевное здоровье, каждый миг, и на это расходую все (все без остатка) и умственные, и физические, и какие угодно силы.

Почему это я должен быть приятным? Даже и в новой Конституции нет такой статьи — быть приятным.

Почему-то в России никто не знает, отчего умер Пушкин, — а как очищается политура — это всякий знает.

Предсмертную тоску Пушкина («Ах, какая тоска!», он говорил, что от нее страдает больше чем от боли) — приписали воспалению брюшной полости.

Проводил аплодисментами все происшедшее, а вызывать на бис не собираюсь…

Разве вообще может быть аппетит у хорошего человека…

Родилась тогда-то. И была со мной каждый день. А потом куда-то делась, я не знаю куда.

Русь молчалива и застенчива, и говорить почти что не умеет. Вот на этом просторе и разгулялся русский болтун.

Самый большой грех по отношению к ближнему — говорить ему то, что он поймёт с первого раза.

Скатертями — все твои дороги.

Сколько языков ты знаешь? — Два. Русский устный и русский письменный.

Степень бабьего достоинства измерять количеством тех, от чьих обьятий они уклонились.

Так вы говорите: тайный советник Гете не пил ни грамма?.. Думаете, ему не хотелось выпить? Конечно, хотелось. Так он, чтобы самому не спиться, вместо себя заставлял пить всех своих персонажей. Возьмите «Фауста»: кто там не пьет? Все пьют. Фауст пьет и молодеет, Зибель пьет и лезет на Фауста, Мефистофель только и делает, что пьет, и угощает буршей, и поет им «Блоху».

Теперь вы поняли, отчего я грустнее всех забулдыг? Отчего я легковеснее всех идиотов, но и мрачнее всякого дерьма? Отчего я и дурак, и демон, и пустомеля разом?

Венедикт Васильевич Ерофеев