Цитаты, высказывания, афоризмы

Виктор Олегович Пелевин — цитаты, высказывания, афоризмы

Цитаты, высказывания, афоризмы

Антирусский заговор, безусловно, существует — проблема только в том, что в нем участвует все взрослое население России.

Атомная бомба, одеколон Гуччи, презерватив с ребристой насечкой, новости CNN, полеты на Марс — все эти пестрые чудеса даже не коснулись тех весов, на которых взвешивается суть мира.

Бог, — умильно сказал Маралов, — это как бы персонифицированное обобщение всего непонятного.

Боль — это просто боль, А страдание — это боль по поводу боли.

Буддизм — система взглядов, которая уже через два сеанса даёт возможность любому конторскому служащему называть всех остальных людей клоунами.

Бывает, что человек пытается сам решить какую-то проблему, хотя она решена уже тысячи лет назад. А он просто об этом не знает. Или не понимает, что это именно его проблема.

Был начальником складских амбаров, где проявил большой организационный талант, и воровал по совести — только на жизнь.

В большинстве случаев, если ты что-то понял, ты уже никогда не сумеешь понять этого снова, именно потому, что ты все как бы уже знаешь. А в истине нет ничего такого, что можно понять раз и навсегда. Поскольку мы видим ее не глазами, а умом, мы говорим «я понимаю». Но когда мы думаем, что мы ее поняли, мы ее уже потеряли. Чтобы обладать истиной, надо ее постоянно видеть — или, другими словами, понимать вновь и вновь, секунда за секундой, непрерывно.

В детстве счастлив потому, что думаешь так, вспоминая его. Вообще, счастье — это воспоминание. Когда ты был маленький, тебя выпускали гулять на целый день, и можно было ходить по всем коридорам, заглядывать куда угодно и забредать в такие места, где ты мог оказаться первым человеком после строителей. Сейчас это стало тщательно охраняемым воспоминанием…

В жизни каждый день надо узнавать что-то новое.

В информационную эпоху сублимации подлежит не столько сексуальность, сколько та энергия, которая растрачивается на бесцельный ежедневный просмотр телепрограмм.

В конце концов, говорил один из гостей Простислава, в этом мире каждый всю жизнь общается только с небом, а другие — просто вестники в этом общении.

В любви начисто отсутствовал смысл. Но зато она придавала смысл всему остальному.

В мире много лишних книг, и очень мало таких, которые стоит помнить, тем более хранить.

В наше время люди узнают о том, что они думают, по телевизору.

В общем, надо, чтобы все тяжелейшие вопросы, которые будоражат сегодня русский ум, решались в лёгкой и юмористической манере, снимающей классовый антагонизм и межнациональные трения. Для этого нужно придумать пару мультимедийных героев, которые будут эти проблемы остро ставить и ещё острее снимать. Цель — проложить в уме телезрителя первую борозду, вдоль которой он мог бы думать дальше, углубляя её при каждом движении мысли…

В переменах единственное постоянство, дарованное нам Небом.

В раннем детстве (как, быть может, и после смерти) человек идет сразу во все стороны, поэтому можно считать, что его еще нет; личность возникает позже, когда появляется привязанность к какому-то одному направлению.

В России производятся и потребляются не материальные блага, а понты.

В сущности, никакого счастья нет, есть только сознание счастья. Или, другими словами, есть только сознание. Нет никакой Индии, никакого поезда, никакого окна. Есть только сознание, а все остальное, в том числе и мы сами, существует только постольку, поскольку попадает в его сферу. Так почему же, думаю я снова и снова, почему же нам не пойти прямо к бесконечному и невыразимому счастью, бросив все остальное? Правда, придется бросить и себя. Но кто бросит? Кто тогда будет счастлив? И кто несчастлив сейчас?

Виктор Олегович Пелевин