Цитаты, высказывания, афоризмы

Фучик, Юлиус — Цитаты, высказывания, афоризмы

Юлиус Фучик (1903 — 1943) — чехословацкий журналист, литературный и театральный критик и публицист.

Юлиус Фучик

Цитаты, высказывания, афоризмы

А я все еще никак не могу умереть. Отец, мать, зачем вы родили меня таким сильным?

Бойся равнодушных! Это с их молчаливого согласия совершается все зло на земле!

Вот ты арестован, — философствовал Бём, — а посмотрим, изменилось ли что нибудь вокруг? Люди ходят, как и раньше, смеются, хлопочут, и все идет своим чередом, как будто тебя и не было. Среди этих прохожих есть и твои читатели. Не думаешь ли ты, что у них из за тебя прибавилась хоть одна морщинка?

Вы, наверное, думаете, что в тюрьме время тянется медленно. Так нет же, нет. Быть может, именно потому, что здесь человек считает часы, ему особенно ясно, как коротки они, как короток день, неделя и вся жизнь.

Груды трупов растут. Считают уже не десятками и не сотнями, а тысячами. Запах непрерывно льющейся крови щекочет ноздри двуногих зверей. Они «работают» с утра до поздней ночи, «работают» и по воскресеньям. Теперь все они ходят в эсэсовской форме, это их праздник, торжество уничтожения. Они посылают на смерть рабочих, учителей, крестьян, писателей, чиновников, они истребляют мужчин, женщин, детей, убивают целыми семьями, уничтожают и сжигают целые деревни. Свинцовая смерть, как чума, расхаживает по всей стране и не щадит никого. А человек среди этого ужаса? Живет.

Долговязый эсэсовец стоит надо мной и старается поднять меня пинками; напрасный труд; какая-то женщина подает мне лекарство и спрашивает, что у меня болит, и тут мне кажется, что вся боль у меня в сердце. — У тебя нет сердца, — говорит долговязый эсэсовец. — Ну пока еще есть! — отвечаю я и чувствую внезапную гордость оттого, что у меня еще достаточно сил, чтобы заступиться за свое сердце.

Если же палач затянет петлю раньше, чем я закончу рассказ, остануться миллионы людей, которые допишут счастливый конец.

Из гестапо люди исчезают бесследно, исчезают и рассеиваются по тысячам разных кладбищ.

Каждый, кто был верен будущему и умер за то, чтобы оно было прекрасно, подобен изваянию, высеченному из камня.

Какая же это жизнь, если она оплачена жизнью товарищей!

Люди, я любил вас, будьте бдительны!

Мы говорим на разных языках, но нет никакой разницы в нашей крови — крови и воле пролетариата.

Не бойтесь врагов — они могут только убить; не бойтесь друзей — они могут только предать; бойтесь людей равнодушных — именно с их молчаливого согласия происходят все самые ужасные преступления на свете.

Но и мертвые мы будем жить в частице нашего великого счастья; ведь мы вложили в него нашу жизнь.

Обязанность быть человеком не кончится вместе с теперешней войной, и для выполнения этой обязанности потребуется героическое сердце, пока все люди не станут людьми.

Отдельные личности могут морально разложиться, народ — никогда.

Правда победит, но необходимо ей решительно помогать.

Русские большевики говорили, что тот, кто выдержит два года в подполье, — хороший подпольщик. Но, когда им грозил провал в Москве, они могли скрыться в Петроград, а из Петрограда в Одессу: они могли затеряться в городах с миллионным населением, где их никто не знал. А у нас была лишь Прага, Прага и еще раз Прага, где тебя знает полгорода и где враг может сосредоточить целую свору провокаторов.

Стоит ли тратить время и точно выяснять личность человека, у которого отнимают жизнь! К чему это, если задача состоит в том, чтобы уничтожить целый народ!

Трус теряет больше, чем собственную жизнь. Так было и с Миреком. Дезертир славной армии, он обрёк себя на презрение даже самого гнусного из врагов. И, оставаясь в живых, он не жил, ибо коллектив отверг его. Позднее он пытался как-то загладить свою вину, но коллектив не принял его. А отверженность в тюрьме много страшнее, чем где бы то ни было.

Тюрьма ведёт две жизни. Одна проходит в запертых камерах, тщательно изолирована от внешнего мира и тем не менее всюду, где есть политические заключённые, связана с ним самым тесным образом. Другая течёт вне камер, в длинных коридорах, в тоскливом полумраке; это замкнутый в себе мир, затянутый в мундир, изолированный больше, чем тот, что заперт в камерах, — мир множества людишек и немногих людей.

Это уже не пьеса. Это жизнь. А в жизни нет зрителей.

Юлиус Фучик

Загрузка...
Цитаты, высказывания и афоризмы известных людей принадлежащих к разным эпохам, нациям и религиозным учениям, оставивших свой след в истории человечества.