Цитаты, высказывания, афоризмы

Жюль Габриэль Верн

Цитаты, высказывания, афоризмы

Испытывать без конца новые желания, имея притом возможность их осуществить, — в этом несомненно кроется одна из форм счастья. Но не единственная.

Итак, Филеас Фогг выиграл пари. Он в восемьдесят дней объехал вокруг света! Он использовал для этого все средства передвижения: пакетботы, железные дороги, коляски, яхты, торговые суда, сани и даже слона. Эксцентричный джентльмен выказал во время этого путешествия изумительную точность и хладнокровие. Ну, а дальше? Что он выиграл в результате своей поездки? Что привёз он с собой? Ничего, скажут некоторые? Да, ничего, если не считать очаровательной жены, которая – как это ни покажется невероятным – сделала его самым счастливым человеком в мире! А разве для одного этого не стоит объехать вокруг света?

Как классифицируют рыб?… На съедобных и несъедобных!

Как тяжко было им, недавно ещё жадно наслаждаться своей популярностью, внезапно лишиться такого опьяняющего напитка!

Китайское изречение гласит: «Когда сабли покрыты ржавчиной, а плуги блестят; когда тюрьмы пусты, а амбары полны; когда ступени храмов стерты подошвами благоверных, а судебные столы покрыты пылью; когда врачи передвигаются пешком, а булочники — верхом на лошади — можно не сомневаться, нами правят мудрые цари».

Когда вечное всемогущество бросает звезды в бесконечность, беспокоится ли оно о зле, которое может произойти?

Когда мы вернемся на землю, избалованные зрелищем таких чудес природы, — продолжал Консель, — что мы будем думать о наших жалких континентах и ничтожных произведениях человеческих рук? Нет! Мир, обитаемый людьми, недостоин нас.

Когда сердце спорит с разумом, то последний редко оказывается победителем.

Кроме того, я оглох на одно ухо. Итак, я в состоянии теперь слышать только половину глупостей и злопыхательств, которые ходят по свету, и это меня немало утешает.

Кто бы мог подумать, что не пройдет и какой-то сотни лет, как фантастикой окажутся не подводные корабли, созданные для уничтожения «себе подобных», что фантастичными станут слова о мирном море и об отсутствии угрозы уничтожения его обитателей.

Литературное поприще, которое я избрал, было тогда ново. В занимательной форме фантастических путешествий я старался распространять современные научные знания. На этом и основана серия географических романов, ставшая для меня делом жизни.

Лучше быть чудаком, чем сумасшедшим.

Любопытно! Любопытно! — думал Паспарту, возвращаясь на пароход. — Я теперь вижу, что путешествие — вещь великолепная, небесполезная , если захочешь увидеть что-нибудь новенькое.

Меня всегда интересовали науки, в особенности география. Любовь к географическим картам, к истории великих открытий скорее всего и заставила работать мысль в направлении научных романов.

Мне ничего легко не дается. Почему-то многие думают, что мои произведения — чистейшая импровизация. Какой вздор! Я не могу приступить к работе, если не знаю начала, середины и конца своего будущего романа.

Мое положение выражалось одним словом: конец! Да, погиб в пропасти, казавшейся неизмеримой!

Мольбы слишком редко доходят до ступеней трона, и на дверях дворцов как будто начертаны те слова, которые англичане помещают у штурвала своих кораблей: «Passangers are requested not to speak to the man ad the wheel».

Море — это вечное движение и любовь, вечная жизнь.

Море не подвластно деспотам. На поверхности морей они могут еще чинить беззакония, вести войны, убивать себе подобных. Но на глубине тридцати футов под водою они бессильны, тут их могущество кончается!

Мужчина должен отличиться в каком-нибудь великом предприятии.

Жюль Габриэль Верн